Последний выпуск
№ 18 от 06 мая 2021 г.
Газета вышла 12 дней назад

Архив №35 от 27 августа 2020 г. Полицейский на скамье подсудимых

Полицейский на скамье подсудимых

Началась эта история довольно банально. В конце 2018 года в ходе розыскного мероприятия оперативники МО МВД «России» Заречный задержали двух друзей - Михаила Кошкина* и Леонида Сочнева*. Молодые люди купили наркотик, в простонародье «соль», приехали в гараж Кошкина, чтобы вместе его употребить. Парни во всём сознались, на них завели уголовное дело. Правда, через несколько дней один из подозреваемых превратился в свидетеля - дело в отношении Сочнева закрыли «за отсутствием состава преступления». Однако прокуратура вернула его обратно в полицию, посчитав, что следственные действия проведены формально. Потом и вовсе эту историю взяло под контроль ФСБ - выяснились новые неприятные факты, в которых были замешаны сотрудники полиции.

Алёна АРХИПОВА

Оказалось, Лёня Сочнев знал начальника следственного отдела МО МВД «России» Заречный Олега Курчагина* - они познакомились в 2012 году. Сочнев тогда подозревался в хранении наркотиков, Курчагин расследовал его дело. С тех пор связь не прервалась. Олег время от времени покупал у Леонида по дешёвке электроинструмент, бытовую технику, которую тот перепродавал.

В октябре 2018 года именно Сочнев заказал и оплатил по своему телефону наркотическое средство, они с Кошкиным вместе съездили к месту закладки, нашли зелье и вернулись в гараж, чтобы его употребить. Там их задержали сотрудники полиции, осмотрели гараж, отвезли в отдел, допросили и отпустили под честное слово домой. На обоих было заведено уголовное дело по ч.1 ст.228 - приобретение и хранение наркотических средств без цели сбыта в значительном размере.

Через несколько дней Леониду Сочневу позвонил Курчагин, сказал, что им с Кошкиным необходимо приехать на допрос к следователю. В здании полиции Олег позвал Лёню к себе в кабинет, объяснил, какое наказание тому грозит и рассказал, что нужно сделать. Мол, раз гараж принадлежит Михаилу, тот и должен взять вину на себя. И Сочнев, и Кошкин должны говорить, что это именно Миша Кошкин купил наркотики, воспользовавшись телефоном друга, что Лёня ничего не знал о закладке и только в гараже всё понял и попросил посмотреть заветный пакетик. Сочнев уговорил Кошкина на такой «расклад»: оба на допросе у следователя дали ложные показания.

Олег Курчагин со своей стороны «подсуетился»: как начальник отдела поручил дело молодому и неопытному следователю Евгении Мухиной* - та часто обращалась за разъяснениями и указаниями к своему непосредственному начальнику. Вот и в этом случае он убедил свою подчинённую, что подозреваемый Сочнев «не при делах». Олег указал, какие вопросы нужно задать мужчине, чтобы он был признан только свидетелем. Когда Евгения спросила, что делать с первыми, противоречащими данному заданию объяснениями подозреваемых и протоколами их допросов, Курчагин отмахнулся: «Опера написали какую-то ерунду и вообще почерк у них нечитаемый». Поэтому следователь Мухина не провела очную ставку задержанных с оперативными сотрудниками для уточнения данного вопроса. Она лишь допросила Кошкина и Сочнева, провела между ними очную ставку, потом обследовала последнего на полиграфе - все показания совпали. Евгения доложила начальнику - Курчагин приказал прекращать уголовное преследование в отношении Сочнева и допрашивать его уже в качестве свидетеля. Так как Евгения никогда ранее не выносила сама такого постановления, Олег сказал, что поможет ей. Чуть позже он принёс готовый документ, женщина его подписала.

Все эти неприятные факты всплыли наружу, когда расследованием дела занялось ФСБ. Заречный районный суд (судья Юлия Мельникова), изучив все вещественные доказательства, допросив свидетелей, пришёл к следующему. Курчагин, пользуясь личными отношениями, в течение 2018 года неоднократно покупал у Сочнева по заниженной стоимости для личных нужд электробытовые приборы. В связи с этим у обвиняемого и возник преступный умысел на вмешательство в деятельность следователя в целях воспрепятствования объективному расследованию дела. Используя своё служебное положение, он сделал так, чтобы уголовное преследование в отношении Леонида Сочнева было прекращено.

На суде многочисленные свидетели подтвердили вину Олега Курчагина. Следователи - коллеги Мухиной - рассказали, что на оперативных совещаниях Курчагин давал указания Евгении по данному делу, как его вести. Когда Сочнев приходил в полицию на очную ставку, начальник следственного отдела поздоровался с ним, дважды приглашал его к себе в кабинет до и после допроса. Оперативные сотрудники, которые задерживали Кошкина и Сочнева, пояснили: при задержании изымали у Леонида телефон и нашли в нём контакт Курчагина. Леонид пояснил, что они с Курчагиным общаются. После Мухина сообщила им, что парень проходит по делу как свидетель, и это указание её руководителя - она ничего не может сделать, в прокуратуру идти с этим не хочет, так как боится потерять работу.

Следователь Евгения Мухина дополнила: когда Сочнев пришёл к ней на допрос, она поняла, что тот знаком с её начальником. Когда шёл допрос, ей показалось, что парень будто проинструктирован - чётко знает, что говорить. Также во время допроса Олег заходил в кабинет, ободряюще хлопал парня по плечу. Когда же она в один из дней доложила Курчагину, что поедет к Сочневу для уведомления его о следственных действиях, тот попросил передать молодому человеку 2 000 рублей.

Друг Лёни Миша Кошкин сообщил: Леонид говорил ему, что знает Олега, при нём звонил ему и договаривался о продаже инструментов. В полиции Сочнев заходил в кабинет к начальнику следственного отдела, консультировался с ним, а потом уговорил Михаила взять вину на себя, обещал помогать, когда тот будет на зоне.

На суде также огласили показания главного свидетеля Леонида Сочнева. Сам он за покупку и хранение наркотиков уже был приговорён судом к ограничению свободы, но пока шло следствие по делу Курчагина, умер. Из показаний следует: парень был знаком с Олегом - продавал ему несколько раз электроинструменты. Когда попался на наркотиках, полицейский решил ему помочь: посоветовал изменить показания, объяснил, как себя вести, предложил уговорить друга взять всю вину на себя.

Продолжение следует…

*Персональные данные изменены.



Комментарии (0)

    Как написать сообщение?



Другие материалы рубрики «Из зала суда»

  • Две загубленные жизни
    №17 от 29 апреля 2021 г.

    Кто-то из великих сказал: «Жизнь похожа на коробку спичек. Обращаться с ней серьёзно смешно. Обращаться несерьёзно -опасно». Именно так и случилось с двумя молодыми зареченцами, героями нашей следующей судебной истории.

  •  
    Долг платежом страшен
    №14 от 08 апреля 2021 г.

    Говорят, что в нашей стране крепостное право до сих пор не отменили - просто назвали его ипотекой. Невыплата ипотечного долга приводит к большим проблемам, печальным результатом может стать потеря квартиры с последующим выселением.

  • Возвращение домой
    №16 от 22 апреля 2021 г.

    Советский прозаик и поэт Варлам Шаламов, рассказывающий в своих произведениях о жизни заключённых, констатировал: «Ничего полезного из лагеря не выносят. Там обучают лести, лганью, мелким и большим подлостям». Данному высказыванию уже больше 50 лет, но актуальности своей оно, к сожалению, не утратило.

  •  
    О демосе и кратосе
    №13 от 01 апреля 2021 г.

    Управление, руководство пусть даже небольшим количеством людей или хозяйством, например, многоквартирным домом, - это уже власть, а власть - это всегда лоббирование чьих-то интересов.

  • Проделки зелёного змия
    №15 от 15 апреля 2021 г.

    За 2020-й пандемийный год Заречный районный суд вынес приговор 10 водителям, которые повторно сели за руль в состоянии алкогольного опьянения. За три месяца 2021 года уже наказано 7 таких автолюбителей.

  •  
    Прошлое не воротится
    №11 от 18 марта 2021 г.

    Жили-были муж и жена, хорошо жили, дружно, в достатке. Воплощали в жизнь общую мечту - строили дачу. Однако не зря в народе говорят, что в строительстве, как и в ремонте, не бывает без разводов. Вот и эта семейная пара серьёзно разругалась. К сожалению, ссора стала для супругов лишь началом потерь.