Последний выпуск
№ 20 от 20 мая 2022 г.
Газета вышла 5 дней назад

Архив №32 от 12 августа 2021 г. Медиация-точка в споре

Медиация-точка в споре

Есть такая профессия

Люди у нас очень конфликтные, иногда дело может дойти до ругани и драки. Избежать этого поможет профессионал – медиатор, недавно появившийся в Заречном.

Юлия ВИШНЯКОВА

Однако не так давно в Заречном появился такой человек, который умеет профессионально улаживать конфликты и убеждать людей в том, что худой мир лучше доброй ссоры.

Новые профессии появляются в нашей жизни довольно часто. Сегодня мы расскажем о «медиаторах» - людях, которые помогают людям разобраться в решении семейных, экономических, трудовых конфликтов. Профессия для нашего города, который с 1 августа остался без своего суда, очень актуальная: дело в том, что составленное после процедуры медиации медиативное соглашение имеет силу исполнительного документа.

Юрист Сергей Коноплев живёт в Заречном и работает медиатором уже около года. Он признаётся, что такой способ решения конфликтов, в отличие от судов, позволяет поставить точку в споре быстро и эффективно.

- Медиатор – это независимое лицо, привлекаемое сторонами в качестве посредника в урегулировании спора для содействия в выработке сторонами решения по существу спора. Медиатор не вправе разглашать информацию, относящуюся к процедуре медиации и ставшую известной при её проведении, без согласия стороны. Таким образом, сохраняется полная конфиденциальность обращения сторон к процедуре медиации.

Как стать медиатором: где этому учат? Какие знания и какой опыт нужны для этой профессии?

- Если речь идёт о профессиональной медиации, то нужно высшее образование, как правило, мы говорим о высшем юридическом или педагогическом образовании, например, для школьной медиации. Также есть возрастной ценз – 25 лет минимум, и дополнительное профессиональное образование по вопросам применения процедуры медиации. Медиаторами могут быть судьи в отставке. Я окончил Уральский финансово-юридический институт, а потом дополнительно отучился там же по программе подготовки медиаторов.

Но в этой профессии очень важен ещё и опыт, причём не только профессиональный, но и жизненный. Медиатор должен быть дипломатом, способным направить стороны в конструктивное русло.

Это коммерческая деятельность или при желании спорящим сторонам медиатора предоставляет государство?

- Медиация не является коммерческой деятельностью, но государство медиатора не предоставляет. Суд может рекомендовать обратиться к такому специалисту. Списки экспертов, как правило, ведутся судами на местах, в частности, такая работа хорошо организована в Арбитражном суде Свердловской области, в котором работает кабинет примирения, где стороны могут провести переговоры при посредничестве медиатора. Кроме того, на сайте суда есть данные обо всех посредниках, включенных в список арбитражного суда, с указанием контактов.

Насколько сегодня эта профессия развита и востребована ли она? Сколько в среднем зарабатывает медиатор? Много ли сегодня в Свердловской области профессиональных медиаторов?

- На данный момент профессия достаточно новая, она только развивается. Федеральный закон «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуры медиации)» был принят только с 2010 года, сейчас готовится новый закон, который будет более детально регламентировать деятельность по проведению процедуры медиации. Но с каждым годом всё больше спорящих сторон прибегают к данной процедуре. Сложно сказать, сколько в среднем зарабатываем медиатор – это, как правило, зависит от количества проведённых процедур, пусть это останется тайной.

При этом пока в Свердловской области профессиональных практикующих медиаторов немного, так что потребность в них есть.

С чем связано Ваше решение стать медиатором?

- Работа медиатором по сути является продолжением моей юридической практики, но связанной уже не с участием в представлении интересов граждан в судах, а с непосредственным решением конфликтов. Это новая сфера, и она мне интересна, здесь есть возможность поставить точку в споре сторон и ощутить результат своей работы в короткий срок. Это большое преимущество по сравнению с судебными разбирательствами, с их большими сроками и бесконечными обжалованиями.

Есть какие-либо особенности графика работы? В основном Ваши клиенты находятся в Екатеринбурге или в Заречном тоже есть?

- График работы медиатора, как правило, ненормированный. Мой рабочий день начинается в семь утра и завершается тогда, когда заканчивается последняя процедура медиации или подготовка очередного медиативного соглашения. В основном все, кто обращался ко мне за процедурой медиации, проживают в Екатеринбурге, конфликты из города Заречного мне ещё улаживать не приходилось.

Сколько конфликтов за это время удалось решить? Расскажите о самом запомнившемся случае.

- За год – примерно 50 конфликтов. Я бы не сказал, что какой-то случай мне запомнился особенно. В основном обращаются за урегулированием споров предприниматели, которым надо решить вопрос о взыскании задолженности. Что касается споров, которые поступают непосредственно из судов, то это споры о разделе совместно нажитого имущества.

Дело в том, что люди у нас очень конфликтные. Особенно когда дело касается семейных споров, люди такие ситуации через себя пропускают, дело может дойти до драки и ругани. Таких людей сложнее всего привести к конструктиву. Поэтому больше люблю экономические дела в арбитражном суде, где встречаются профессиональные юристы.

Для меня самый интересный спор - это спор с высокой ценой иска. Самый большой иск в моей практике был на 25 миллионов рублей и касался взыскания задолженности, мы его в течение двух недель рассмотрели и разрешили этот спор: разобрали по полочкам, кто и когда будет отдавать эти средства, и до какого времени.

Что самое сложное в разрешении конфликтов?

- Самое сложное, это, наверное, убедить стороны начать конструктивный диалог, дать им понять, что каждая сторона конфликта имеет свой собственный интерес, который другая сторона должна уважать и учитывать. Всегда настраиваю стороны, что худой мир лучше доброй ссоры.

Эксперты говорят, что эта сфера в ближайшее время будет активно развиваться в России. Согласны ли Вы с этим утверждением?

- Я с этим согласен. С каждым годом отмечаю увеличение числа лиц, желающих прибегнуть к процедуре медиации. В первую очередь это связано с разъяснительной работой, которую проводят суды при обращении к ним с исками граждан и организаций. Суды сегодня перегружены, и они не резиновые, а медиативное соглашение, если оно заверено у нотариуса, имеет силу исполнительного документа. Таким образом, медиаторы разгружают наши суды.

Кроме того, постепенно люди сами начинают понимать, что разрешение конфликта – это не только дело суда, что можно и нужно договариваться, пусть немного поступаясь своими интересами, но, тем не менее, сэкономив и деньги, и нервы. Ведь суд – это как лотерея, а в процедуре медиации они вольны сами разрешить назревший конфликт так, как им будет нужно, и для этого требуется приложить чуточку усилий.



Комментарии (0)

    Как написать сообщение?



Другие материалы рубрики «Интервью»

  • Душа камня
    №20 от 20 мая 2022 г.

    Чтобы создать шедевр из натуральных камней, нужно не только знать их особенности и свойства, но и пребывать в гармонии с собой и с миром. Именно так работает мастер по созданию украшений из натуральных камней Галина Шафранова.

  •  

    Новый состав думы работает уже полгода, и постепенно мы приближаемся к финалу нашей рубрики «Знакомство с депутатом». Напомним, в этом составе из 20 народных избранников 8 новичков. Сегодня наш разговор с начальником МСЧ-32 Светланой Шоноховой.

  • 30 апреля свой профессиональный праздник отметили работники пожарной охраны, те, кто, рискуя собственной жизнью, спасают людей от огня. Среди них и помощник начальника караула 99 ПСЧ Филипп Волков.

  •  

    Иногда создатели масштабного зареченского проекта шутят между собой, что «Happy end» в конце фильма, заканчивающегося свадьбой, переводится как «счастью конец». Потому что после свадьбы наступает обычная жизнь, а о ней уже никто не рассказывает.

  • Прошел ровно год с начала деятельности нового состава Общественной палаты Заречного. Чем же занимались общественники.

  •  

    Есть в нашей редакции такая традиция: когда возникает какая-нибудь непонятность, что-то про какие-то события, или про очередные реформы, или что-нибудь неожиданное («…ну вот как это могло со мной …»), мы идем к Евгению Логунцеву. За разговором, прогнозом, за мыслями по поводу… И получаем.