Последний выпуск
№ 09 от 04 марта 2021 г.
Газета вышла 4 дня назад

Архив №46 от 12 ноября 2020 г. Ребёнок на столе хирурга

Ребёнок на столе хирурга

Споры между медиками и родителями о прививках не утихают. Врачи утверждают и убеждают, что вакцинировать детей необходимо. Родители, в свою очередь, находят всё больше аргументов против вакцинации. В нашей следующей судебной истории в этом противостоянии победили родители, причём вина медиков при вакцинации подтвердилась.

Алёна АРХИПОВА

Для Екатерины Свистуновой* сын Егор был смыслом жизни. Его отец бросил Катю, когда та была ещё беременной. Только маленькая жизнь внутри спасала женщину от тоски и отчаяния. Потом родился сын, и Екатерина посвятила ему всю себя. Для этого даже переехала из промышленного Асбеста в уютный Заречный, смогла купить комнату в общежитии. Пособие матери-одиночки помогало держаться на плаву.

Когда Егору исполнился годик, ответственная мама повела малыша в поликлинику - в соответствии с национальным календарём прививок ему должны были сделать прививку АКДС (абсорбированная коклюшно-дифтерийно-столбнячная вакцина). Мальчику поставили российскую вакцину. Поначалу всё было хорошо, никакой реакции не последовало, однако через неделю ребёнок стал жаловаться на боли в бедре. К месту, куда поставили прививку, невозможно было прикоснуться, ножка опухла, стала как каменная. Потом началось воспаление. Педиатр на приёме рекомендовал обратиться к хирургу.

К нему Свистуновы попали только через неделю, то есть через две недели после прививки. Был поставлен диагноз: «постинъекционный инфильтрат». Наблюдение и местное лечение не помогли ещё через две недели мальчика положили в хирургическое отделение и прооперировали. Окончательный диагноз «постинъекционный абсцесс левого бедра».

Прошёл год, наступило время ревакцинации. На этот раз ту же прививку АКДС от того же производителя Егору поставили в прививочном кабинете детского сада. И ужас повторился вновь: опухшая ножка, сильная боль, воспаление в месте прививки, ухудшение состояния, стационар хирургического отделения, операция. Снова наркоз, страх, слёзы, подавленное состояние, психологический стресс ребёнка и диагноз «постинъекционный абсцесс левого бедра». Только в этот раз медики среагировали быстрее и вскрыли абсцесс на седьмой день после прививки.

Эксперт - детский хирург, кандидат медицинских наук кафедры детской хирургии УГМУ, который потом составлял заключение для страховой компании, пояснил следующее: причиной возникновения постинъекционных абсцессов у Егора являются нарушения правил асептики и антисептики, техники проведения манипуляций, возможно, иммунный статус пациента и фармакоцевтическая агрессивность препарата. Учитывая повторную реакцию на введение вакцины одного производителя, он рекомендовал иммунологическое обследование ребёнка.

Екатерина Свистунова написала в МСЧ-32 претензию, в которой потребовала компенсировать ей моральный вред. Медучреждение захотело урегулировать конфликт в досудебном порядке. Руководство медсанчасти предложило женщине обследовать ребёнка в Институте иммунологии в Москве. МСЧ обязалась оплатить матери-одиночке все транспортные расходы: такси до Екатеринбурга и обратно, билеты на поезд, передвижение на городском транспорте в Москве. И предупредила: если Свистунова соглашается и подписывает договор, значит, она отказывается от претензий и предъявления дальнейших исковых требований, считая, что они все компенсированы.

Мамочка решилась свозить ребёнка в Москву, так как переживала и волновалась, что у него могут быть проблемы с иммунитетом. Однако иммунологическое и аллергологическое обследования показали, что «признаков нарушений в гуморальном и фагоцитарном звеньях иммунитета Егора Свистунова не выявлено. Признаков аллергопатологии нет».

Между тем Екатерине пришёл ответ из прокуратуры о результатах проведённой в МСЧ-32 проверке. Когда Егору оба раза был поставлен диагноз «постинъекционный абсцесс», в МСЧ-32 собиралась комиссия по профилактике внутрибольничных инъекций. Случаи гнойно-септического заболевания в результате постановки вакцины АКДС также были расценены комиссией, как осложнение вследствие инфузии, трансфузии и лечебной инъекции. С медсёстрами прививочного кабинета были проведены внеплановые занятия по технике постановки вакцин с принятием зачётов. ФМБА в своём ответе на обращение Свистуновой также признало, что были выявлены недостатки на амбулаторном этапе оказания медицинской помощи мальчику. По результатам документарной проверки были выявлены нарушения санитарного законодательства, составлены два административных протокола, выдано предписание об устранении нарушений.

Тогда Екатерина Свистунова решила пойти в суд. В исковом заявлении она настаивала: действиями ответчика (МСЧ-32) ей и её малолетнему сыну причинены физические, нравственные страдания и моральный вред. Сын на протяжении долгого времени испытывал сильную боль и страх, дважды оперировался под общим наркозом, перенёс многократные и болезненные перевязки, что негативно сказалось на его моральном состоянии. На бёдрах мальчика остались шрамы. Екатерина в это время не работала - ухаживала за мальчиком, испытывала постоянные тревогу, стресс и страх за сына, чувство беспомощности и несправедливости в связи с халатными действиями медработников. Она просила взыскать компенсацию морального вреда в пользу сына 300 000 рублей, 100 000 рублей - в свою пользу. Представитель МСЧ-32 возражал. Напомнил: истец и ответчик пришли к согласию в досудебном порядке. Женщина подписала соглашение, свозила ребёнка на обследование в Москву за счёт МСЧ-32 и тем самым автоматически отказалась от своих претензий.

Заречный районный суд (судья Юлия Мельникова) пришёл к следующему. Конституция, Гражданский Кодекс РФ, а также федеральный закон «Об основах охраны здоровья граждан» гласят: каждый человек имеет право на охрану здоровья. Вред, причинённый здоровью гражданина при оказании медпомощи, подлежит возмещению в полном объёме. Возместить его должна медицинская организация. Факт причинения истцу страданий и морального вреда в результате оказания медуслуг подтверждён многочисленными доказательствами. Соглашение, заключённое между МСЧ-32 и истицей, решал только имущественные затраты и нарушал права малолетнего Свистунова, который фактически перенёс нравственные и физические страдания.

В результате исковые требования Екатерины Свистуновой были удовлетворены частично. С МСЧ-32 в пользу мальчика были взысканы 50 000, в пользу мамы - 10 000 рублей в счёт компенсации морального вреда. Ответчик полностью возместил ущерб.

*Персональные данные изменены.



Комментарии (0)

    Как написать сообщение?



Другие материалы рубрики «Из зала суда»

  • Родители, которые берут на воспитание из детского дома особенного ребёнка, верят, что смогут справиться с его проблемами, вылечить врождённые болезни, корректировать поведение. Но, к сожалению, удаётся это в одном-двух случаях из ста.

  •  

    Порой бешеный ритм жизни, наивная уверенность, что всё держишь под контролем, самонадеянность и, конечно, незнание законов толкают успешных молодых людей на необдуманные поступки. Тогда на первый взгляд невинное нарушение может привести на скамью подсудимых и грозит перечеркнуть всё, чего достиг.

  • Про рыбаков и рыбок
    №08 от 25 февраля 2021 г.

    Помните знаменитую сказку Александра Пушкина: «В первый раз закинул старик невод - пришёл невод с одною тиной, второй раз закинул невод - пришёл невод с пеной морскою, в третий раз закинул невод - пришёл невод с рыбкой золотою.

  •  

    21-летний Ефим Свистунов* был тихим неприметным парнем. После того как окончил училище, снял с девушкой комнату в общаге, устроился работать на автомойку. Он вообще любил авто- и мототехнику, мечтал иметь своё транспортное средство, выучиться на права. Однако когда Свистунов выпивал, в него будто бес вселялся.

  • Посылка из Германии
    №07 от 18 февраля 2021 г.

    Наркотики - вещь коварная. Попробовав один раз, обязательно захочется ещё, а потом или втянешься, или поймают.

  •  

    Есть, оказывается, в нашем городе люди, которым отстоять свои права, пусть даже в банальном административном правонарушении, - дело чести. В борьбе за правду они, не жалея ни времени, ни бумаги, ни средств, идут до конца. В данном случае до Верховного суда Российской Федерации.