Последний выпуск
№ 11 от 14 марта 2019 г.
Газета вышла 9 дней назад

Архив №8 от 21 февраля 2019 г. Компенсация за смерть

Компенсация за смерть

Компенсация за смерть

В середине 2017 года около села Мезенское водитель сбил женщину-пешехода. От полученных травм она скончалась в больнице. Водитель был признан виновным в нарушении правил дорожного движения, которые повлекли за собой смерть человека, осуждён на 2 года проживания в колонии-поселении и должен был выплатить семье погибшей моральную компенсацию, оплатить расходы на погребение. В конце прошлого года эта история получила продолжение…

Юлия ШЕСТАКОВА

Родственники погибшей Васильевой* обратились в суд с просьбой взыскать с водителя Ершова* моральный ущерб в размере 6 миллионов рублей, расходы на погребение 60 тысяч рублей и 5 тысяч для оплаты судебных расходов. Для финансового обеспечения они попросили наложить арест на автомобиль «Форд», на котором и был совершён наезд на пешехода. Суд принял во внимание, что Ершов, 1987 года рождения, судим ранее не был, работает и содержит жену с малолетним ребёнком, и сократил сумму морального ущерба до 500 тысяч рублей супругу погибшей и по 300 тысяч рублей её троим детям. Сумма компенсации за погребение составила на 6 тысяч меньше (за вычетом купленных алкогольных напитков).

Предметом спора оказался повреждённый автомобиль «Форд», на котором было совершено ДТП: по доверенности от Ершова им распоряжалась Летунова, и в день наложения ареста она продала его своему супругу за 150 тысяч рублей. Владелец автомобиля пояснил, что деньги нужны были ему для оплаты услуг адвоката. Семья погибшей категорически с этим не согласилась и подала иск о признании договора купли-продажи недействительным. Они посчитали, что автомобиль, являясь единственным имуществом ответчика, умышленно был продан в день наложения ареста, чтобы уклониться от исполнения компенсации ущерба. Согласно гражданскому кодексу Российской Федерации, продавец обязан передать товар свободным от притязаний третьих лиц на него. Автомобиль был передан Летуновой в разбитом состоянии, соответственно, она не могла не знать, что после ДТП он становится предметом спора, однако всё равно продала его.

Зареченский суд посчитал, что арест автомобиля, по сути, является запретом на совершение действий с ним и не порождает каких-либо вещных или обязательных прав у истца на автомобиль, поэтому приведённые законы к данному спору неприменимы. В этой ситуации правильнее было бы требовать от покупателя уменьшить стоимость товара или расторгнуть сделку, а так как истцы не являются покупателями по сделке, о её расторжении не просят, суд пришел к выводу о неверном способе правовой защиты и решил в удовлетворении иска о признании сделки недействительной отказать.

Истцы подали апелляцию в Свердловский областной суд.

Вопросы возникли к покупателю автомобиля Летуновой. Судью интересовало, зачем она купила разбитый после ДТП автомобиль, с оформлением которого явно могут возникнуть проблемы в дальнейшем. Женщина не скрывал, что 150 тысяч рублей за «Форд» - это очень хорошая цена. Полгода, пока велось следствие, автомобиль стоял на стоянке, затем, после разрешения следователя, Летунова автомобиль отремонтировала и рассчитывала продать. Супруг её распоряжался автомобилем по доверенности, потому что снять с учёта и заново зарегистрировать разбитое авто нельзя.

По закону нашей страны, на снятие ареста с приобретённого имущества может рассчитывать только тот, кто о нём не знал, а Летунова не отрицает, что знакома с виновником ДТП, знала об аварии и о том, что ведётся следствие. Суд признал Летунову недобросовестным покупателем и признал сделку о покупке автомобиля недействительной. Также апелляционный суд посчитал, что автомобиль был продан владельцем, чтобы его не мог получить истец, как вы помните, сумма иска была значительной, а автомобиль - единственное имущество виновника ДТП. Владельцем автомобиля был снова признан Ершов, и суд предоставил участникам истории самостоятельно решить вопрос о финансовой компенсации.

*Все фамилии изменены.

Комментарии (0)

    Как написать сообщение?



Другие материалы рубрики «Из зала суда»

  • Не наше собачье дело
    №06 от 07 февраля 2019 г.

    О работе фирмы «Паклис», которая была внесена в список недобросовест-ных подрядчиков, наша газета писала уже не раз.

  •  

    В Заречный районный суд обратилась Свердловская межрайонная природоохранная прокуратура, которая потребовала от администрации городского округа Заречный ликвидировать несанкционированную свалку в районе села Мезенское.

  • Великий комбинатор
    №04 от 24 января 2019 г.

    Прошлым летом наша газета уже писала о некоторых итогах сотрудничества директора одного из муниципальных предприятий Заречного с подконтрольной ему коммерческой фирмой.

  •  

    Возможно, 2018 год войдёт в историю Заречного именно как «год мусорного передела». В этом году, несмотря на упорное сопротивление управляющих компаний и ТСЖ, власти города решили пересмотреть существовавшую много лет схему уборки контейнерных площадок и перераспределить обязанности, а значит, и деньги.

  • Виртуальное дело
    №51 от 20 декабря 2018 г.

    Интернет не всегда делает нашу жизнь легче, порой глобальная паутина вносит в неё дополнительную путаницу, стирая пространства и скрывая истинных действующих лиц. Вот только взаимодействие на просторах интернета тоже имеет свою правовую оценку и тоже регулируется законом.

  •  
    Должна - плати
    №47 от 22 ноября 2018 г.

    В Заречный районный суд подало иск публичное акционерное общество «Банк «Кредит-экспресс»* к гражданке Алёне Королёвой* о взыскании задолженности по кредитному договору. Дело было рассмотрено в порядке упрощённого производства: без судебных заседаний, вызова сторон и ведения судебного протокола.