Показан выпуск
№ 36 от 06 сентября 2018 г.
Газета вышла 20 дней назад


Наследство

Вопросы наследства - самые сложные в родственных отношениях. Всё ещё больше усложняется, когда нет наследников первой очереди. Тяжёлые раздумья, болезни, страх остаться одним, давление родни порой заставляют совершать необдуманные поступки, о которых впоследствии приходится горько раскаиваться. Об этом наша следующая судебная история.

Алёна АРХИПОВА

Супруги Марфа Афанасьевна и Сергей Петрович Клепановы* своих детей не имели. Были племянники - сыновья родных сестёр Марфы Клепановой. Андрей Крупнов* - ребёнок старшей сестры, стал для Клепановых «названным» сыном, крестником. Он хоть и жил далеко, в Сибири, но помогал старикам деньгами, часто звонил, справлялся об их здоровье. Ему пенсионеры обещали оставить свою квартиру после смерти. Был также второй племянник Глеб Жуйков*, сын младшей сестры. Он вместе с матерью жил в Екатеринбурге, иногда приезжал к Клепановым в гости на праздник, изредка общались.

Сергей Петрович, ветеран Великой Отечественной войны, вскоре тяжело заболел. Сначала перенёс один инфаркт, потом другой. Одним из тяжких последствий первого инфаркта стало быстро развивающееся психическое заболевание: у него нарушилась память, перестал ориентироваться в пространстве и во времени, стал раздражительным, недоверчивым, обидчивым, никого не узнавал, кроме жены. Марфа Афанасьевна совсем измучилась: тяжёлая работа, ночные смены, нужен постоянный уход за мужем, сильно переживала за него. На нервной почве сама заболела, попала в больницу. Пришлось вызывать младшую сестру из Екатеринбурга, просить, чтобы присмотрела за Сергеем Петровичем, пока её не выпишут.

Тогда-то Жуйковы и стали уговаривать изнурённую проблемами женщину оформить дарственную на квартиру на имя Глеба Жуйкова. Пугали её предположениями, что после их с Сергеем Петровичем смерти государство может забрать квартиру, раз нет прямых наследников. «Глеб Жуйков обещал доходить за мной, помогать мне материально, оплачивать коммунальные расходы за квартиру, осуществлять текущий ремонт и участвовать в капитальном ремонте. Я поддалась на его настойчивые уговоры и уговоры моей сестры, его матери, и решила оформить дарственную,» - написала позже в отзыве на исковое заявление Марфа Клепанова.

В 2004 году пенсионерка подарила племяннику Глебу Жуйкову свою половину доли в праве собственности на квартиру, а также долю своего мужа, действуя за него по нотариальной доверенности. К тому времени её супруг уже был официально признан недееспособным. Сергей Петрович Клепанов умер в 2012 году. На похороны приехал второй племянник Андрей Крупнов, помог тётке достойно проводить мужа в последний путь. Но Марфа Афанасьевна так и не решилась рассказать ему, что уже подарила свою квартиру двоюродному брату Андрея. Крупнов узнал об этом только в 2017 году после смерти самого Глеба Жуйкова. Марфа Клепанова повинилась перед любимым племянником и сильно жалела о своём необдуманном поступке.

Андрей Крупнов обратился в Заречный районный суд с исковым заявлением. Он просил признать договор дарения, а также доверенность, на основании которой Марфа Клепанова действовала от имени своего мужа, недействительными. Ведь при выдаче доверенности Сергей Клепанов находился практически в невменяемом состоянии, а значит, он не мог осознавать фактический характер своих действий и руководить ими из-за психического заболевания.

Ответчица Марфа Клепанова признала исковые требования в полном объёме. В своём отзыве на исковое заявление она также добавила, что уверена: Жуйков получил квартиру, обманув её. Все свои обязательства, прописанные в договоре дарения касательно материальной помощи пенсионерам, оплаты коммунальных расходов за квартиру и прочих он не выполнил. Другие ответчики - сестра Клепановой и её внуки - возражали. Они утверждали: дарение являлось доброй волей супругов Клепановых, а также настаивали на том, что истец не имеет правовой заинтересованности в оспаривании договора дарения, поскольку не является стороной в этой сделке. Каких-либо оснований для признания за ним права собственности на спорную квартиру не имеется. Даже если доверенность и договор дарения признают недействительными, это не повлечёт восстановления его прав, так как Крупнов является наследником второй очереди. А главное, что Марфа Афанасьевна жива и здорова, и оснований для вступления в наследство в настоящий момент нет, и может вообще не наступить.

Заречный районный суд (судья Михаил Осокин) пришёл к следующему. Истец указал на совершение сделки гражданином, находившемся в момент её совершения в таком состоянии, когда не был способен понимать значение своих действий или руководить ими. Доказательства сего факта свидетельствуют: есть основания для применения ст.177 Гражданского Кодекса РФ для признания доверенности и договора дарения недействительными в части распоряжения правом собственности Сергея Клепанова. Однако та же статья говорит о том, что подобная сделка может быть признана судом недействительной по иску гражданина, чьи права или законные интересы нарушены в результате её совершения.

Из материалов дела следует, что Андрей Крупнов действительно является наследником второй очереди Марфы Клепановой по праву представления. Но к настоящему моменту оснований для принятия им наследства не имеется, наследником Сергея Клепанова он не является. Сделка в части распоряжения своим имуществом М.А. Клепановой по основаниям, предусмотренным ст.177 ГК РФ, не оспаривается. Признание ответчицей Клепановой исковых требований в настоящем случае не может являться основанием для удовлетворения исковых требований, поскольку интересы истца не подлежат судебной защите. Доводы о неисполнении Жуйковым, как одаряемым, своих обязанностей по содержанию квартиры также не имеют значения для рассмотрения искового заявления Крупнова. Они могут являться основанием для самостоятельного оспаривания сделки дарителем, которая в данном деле ответчик.

В результате в удовлетворении исковых требований Крупнова о признании недействительными доверенности и договора дарения было отказано. С истца в пользу ответчицы _ дочери Глеба Жуйкова - взысканы 15 тысяч рублей на оплату услуг представителя. Апелляционная жалоба ответчицы М.А. Клепановой, которая настаивала на том, что требования истца верные, честные и защищают её интересы, оставлена Свердловским областным судом без удовлетворения.

*Персональные данные изменены

Комментарии (0)

    Как написать сообщение?



Другие материалы рубрики «Из зала суда»

  • Факт наличия опасной зоны, проходящей через участки собственников близ деревни Курманка, не является нарушением их прав. Они знали, что строить дома здесь нельзя. “Взрывпром” оказался прав.

  •  
    Месть спирта
    №31 от 02 августа 2018 г.

    Говорят, алкоголь умеет мстить. Спиртное играет с его любителями в русскую рулетку. Герои нашей нынешней судебной истории проиграли: один отправился на 8 лет в тюрьму, второго увезли на кладбище.

  • Наркоман испытал страдания
    №33 от 16 августа 2018 г.

    Конституция Российской Федерации гласит: каждый гражданин имеет право на возмещение государством вреда, причинённого незаконными действиями органов государственной власти или их должностными лицами.

  •  
    Без вины виноватый
    №30 от 26 июля 2018 г.

    В Заречный районный суд обратился Пётр Иванов*, который решил судиться с государством, которое причинило ему моральный вред.

  • В Заречный районный суд обратилась Ольга Сулимовская*, которую уволили из Межмуниципального отдела МВД России «Заречный» за то, что она выписывала справки о фиктивных ДТП. Женщина хотела восстановиться на работе и получить денежную компенсацию.

  •  
    Сам виноват
    №29 от 19 июля 2018 г.

    В конце 2015 года на трассе Екатеринбург - Тюмень произошла авария с участием «Пежо», «Ленд Ровера» и «Тойоты». Больше всего пострадал автомобиль «Пежо» и его водитель Елена Зюзина*, которая с травмами была доставлена в больницу.