Показан выпуск
№ 46 от 16 ноября 2017 г.
Газета вышла 8 дней назад


Газ и совесть

Эта социальная драма могла бы произойти в любой российской деревне, полагают журналисты «Российской газеты». Однако происходит она в городском округе Заречный, точнее, в селе Мезенском: одни жители вложились в газопровод, а другие получили газ даром.

Надежда ТОЛСТОУХОВА

Кооперация по-деревенски

Четыре года назад несколько инициативных жителей села Мезенское задумались о том, что неплохо бы провести в дома газ: дорого обходится печное отопление. Только на дрова уходит больше десяти тысяч рублей за зиму. А если дом обогревать электричеством, нужно в два-три раза больше. Пошли к главе сельской администрации, к мэру Заречного. Оба чиновника сказали: бюджетных денег на газификацию нынче не выделено, хотите - ждите, не хотите - организуйте кооператив, закажите проект газопровода. Будет проект - поможем войти в федеральную программу, получите софинансирование.

Посовещались, решили создавать кооператив. По задумке, скооперироваться должны были жители двух соседних улиц: Рабочей и Майской - всего около 70 домов. Председателем выбрали Елену Морееву из посёлка Белоярского: почти 10 лет она строит в Мезенке дом и мечтает переехать туда насовсем. Женщина взяла на себя всю бумажную работу, регулярно проводила собрания жителей, всем вместе и каждому в отдельности поясняла, зачем нужен кооператив и для чего она собирает с людей немалые деньги - по 28 тысяч рублей со двора.

- В кооператив вступили только 34 домовладельца. Остальные отказались. А один сосед меня вообще матом послал, когда я пришла к нему. Сказал, что я какая-то "мутная" и никаких денег он мне не даст, а когда мы построим газопровод, он к нему и без нашего разрешения подключится, - рассказала Елена.

В деревне все на виду друг у друга. Говорят, к примеру, Валерий Толмачёв - человек не богатый, но и не нищий. Работает водителем в муниципальном предприятии. Недавно одному сыну машину купил. А вот денег на газопровод не нашёл. Но и жить по-прежнему, отапливая дом дровами, не хочет.

- Мы здесь с ним - два старожила, выросли на этой улице, - рассказывает член кооператива Андрей Соколов. - Раньше, бывало, вместе с бутылочкой посидим или за дровами съездим. Сейчас ничего этого нет, мы перестали общаться, будто кошка чёрная пробежала. Они считают, что мы на собранные деньги дома себе строим, заборы ставим, хотя Елена регулярно отчитывается.

В итоге кооперативщики собрали чуть меньше миллиона. Деньги пошли на разработку проекта по газификации двух улиц, госэкспертизу, изыскания, кадастровую работу, на проверку достоверности определения сметной стоимости проекта.

Чиновники слово сдержали, и в 2014 году кооператив попал в программу газификации. Бюджет Заречного выделил на работы 2,4 миллиона рублей, областной - 0,9, федеральный - 0,6. Провели аукцион, начали прокладывать газопровод. Трубу, понятно, протянули только к тем домам, которые сдали деньги.

Семеро с ложкой и дрелью

И тут-то многие жители Рабочей и Майской, не вступившие в кооператив и прежде палец о палец не ударившие, вдруг стали необычайно активными. Засыпали все инстанции гневными письмами, стали требовать немедленно подключить их к газопроводу, чиновников обвиняли во взяточничестве, а Елену Морееву и других - в вымогательстве. Од-нажды ночью кто-то из злобствующих просверлил уже почти готовый газопровод - испортили около трехсот метров трубы. Конечно, подали заявление в полицию, но виновного не нашли до сих пор.

- Когда ко мне мужики приехали и сказали, что наш газопровод весь иссверлили, у меня ноги подкосились. Но этим дело не кончилось: на меня натравили областных депутатов Гаффнера и Вегнера, будто я что-то украла. От постоянной нервотрёпки у меня тогда начался диабет, до сих пор оправиться не могу, - рассказала Мореева.

В начале улицы Рабочей стоит небольшой домишко с облупившейся краской на стенах, пожелтевшим и местами побитым шифером на крыше. Там живет ещё одна ярая противница кооператива - бухгалтер на пенсии Альбина Игумнова. Она решила отстаивать свою правду до конца и написала письмо аж президенту!

"На улицах Рабочей и Майской в селе Мезенское … отводы для врезки в газопровод делаются только на 33 дома, а остальные получили отказ в связи с тем, что они не произвели оплату в кооператив на проект газопровода. Считаю, что действия администрации незаконны, поскольку финансирование газификации проводилось в рамках реализации федеральной целевой программы. Сбор денежных средств в созданный потребительский кооператив по газификации "Мезенское" является добровольным волеизъявлением каждого жителя села… Считаю сбор денежных средств кооперативом вымогательством. И вообще, благоустройство дорог и электроснабжение, как и газопровод, проводятся за счёт средств бюджетов всех уровней, а также внебюджетных средств (не такими же поборами, конечно)".

Женщина предпочитает игнорировать тот факт, что, если бы её соседи не собрали денег на проект, никакого газопровода и не было бы в Мезенке по сей день. С Альбиной Николаевной мне поговорить не удалось: телефон, который она указывала во всех обращениях, оказался недоступен. Зато я дозвонилась до жены Валерия Толмачёва Ольги, постаралась выслушать её позицию.

- Когда кооператив создавался, мы не смогли сдать деньги. Но когда стали рыть землю под газопровод, мы взяли заявление. Потом узнали: взнос повысился до 36 тысяч. Получается, одни заплатили меньше, а нам платить больше. К нам отнеслись не так, как к другим. Мы не стали платить, теперь уже и не будем. Нам уже дали разрешение на присоединение, - рассказала женщина. На вопрос, не стыдно ли ей даром пользоваться чужими трудами, она не ответила, стала кричать, что "Путин же обещал".

Совесть надо иметь

Некоторые могут сказать: чего, мол, к старикам привязались! Они бедные! Но, во-первых, не такие уж это и старики - всем героям истории нет и шестидесяти. Во-вторых, у всех у них уже взрослые дети, которые могли бы и помочь родителям. У Толмачёвых, к примеру, трое. В-третьих, членские взносы можно было вносить частями. Одна из пайщиц сдавала по пять тысяч рублей с каждой зарплаты в течение полугода. В-четвертых, среди остальных членов кооператива особенно богатых людей нет.

"Я езжу на десятилетнем "Хендае", другой наш пайщик - на "семёрке", зато у тех, кто в первых рядах требует бесплатного - "Лексус", - заметила Валерия Смертина. Так что дело, скорее, не в бедности или богатстве, а в том, есть у тебя совесть или нет.

Де-юре ситуация сейчас выглядит так: кооператив создавался под конкретную цель, она реализована. Оснований собирать деньги с тех, кто их вовремя не сдал, сейчас вроде бы и нет. Кооперативщики говорят: а мы планировали на эти деньги улицу щебнем отсыпать (на Рабочей до сих пор вместо дороги - глиняная насыпь, которая после каждого дождя превращается в участок ралли Париж-Дакар), электропроводку заменить! Но соседи их и слышать не хотят, только злорадствуют и потирают руки: скоро в их домах будет почти дармовой газ!

Кого поддержала власть

- Я придерживался позиции: должно быть равноправие. Если одни платят, то и другие должны. Те, кто впоследствии стал требовать бесплатного подключения к газу, были в курсе, что соседи собирают деньги на проект. Но сначала они не верили, что что-то получится, а потом просто не захотели тратиться. Поначалу я выдавал им разрешение на подключение к трубе с оговоркой, что нужно урегулировать спор с кооперативом и поучаствовать в оплате проекта. Меня за это называли коррупционером. Сейчас я получил распоряжение выдавать разрешения без условий, и уже никак не могу повлиять на ситуацию, - говорит начальник отдела сельской территории Олег Изгагин.

Андрей Захарцев, Глава городского округа Заречный, пояснил, что и у него нет законных оснований отказать людям.

- Когда магистраль построили, она перешла на баланс муниципалитета, и мы её передали в эксплуатирующую организацию. Сейчас у меня, как у собственника газопровода, нет оснований отказать людям в присоединении к нему. Когда ко мне члены кооператива приходили и спрашивали, как бы я сам поступил в этой ситуации, я сказал, что заплатил бы. Но это моя личная позиция, я не могу её вложить в головы людям, не могу их заставить это сделать, - говорит Захарцев…

Российская газета - Неделя - Урал №7367 (201) «Страсти у вентиля»

Комментарии (0)

    Как написать сообщение?



Другие материалы рубрики «Аналитика»

  • Зубы на полке
    №46 от 16 ноября 2017 г.

    В детстве мы боялись стоматологов, потому что больно, громко и страшно. Теперь боимся взглянуть на счёт, который придётся оплатить за лечение. Потому что дорого, дорого и очень дорого! Вот и оттягиваем поход к стоматологу до последнего, искренне верим, что «само пройдёт», да не проходит.

  •  
    А что говорят
    №41 от 12 октября 2017 г.

    Этой рубрике больше 10 лет. Она нечасто появляется на страницах нашей газеты, а лишь в тех случаях, когда Заречный начинают наполнять тревожные слухи. Вот и сейчас мы решили проверить сразу нескольких тонких тем, которые зареченцы обсуждают на кухне. Итак, «говорят, что.

  • Служить Родному Городу
    №44 от 02 ноября 2017 г.

    «Почему так долго ремонтируют улицу Мира, а построенная дорога к индустриальному парку у котельной оказалась на 1,5 м ниже уровня гаражей и перекрыла к ним доступ? - спрашивают жители нашего города. - Почему допущены просчёты по второй очереди индустриального парка.

  •  

    28 сентября было подписано постановление Об утверждении муниципальной программы «Формирование современной городской среды на территории городского округа Заречный на 2018 – 2022 годы». Согласно паспорту программы, в общей сложности на её финансирование запланирован 201 миллион рублей.

  • Работа над Стратегией развития Заречного идёт полным ходом. 23 октября экспертный совет по СМИ подвёл итоги масштабного опроса среди населения, в ходе которого более 3 000 жителей Заречного поддержали новые идеи по направлениям развития округа.

  •  
    Как сохранить семью
    №38 от 21 сентября 2017 г.

    «Сегодня ко мне придёт второй папа, и мы пойдём в кино,» - рассказывает девчушка лет пяти своей подружке. «Зашли в ЗАГС, а там очередь. Спрашивают: «Вы на торжественную регистрации или на обычную?» А мы разводиться пришли,» - делится своими впечатлениями девушка в соцсетях. В Заречном разводится каждая вторая семья.